Игорь Петрович Иванов и коммунарская методика

кленовые листья

На главную

ЦАРЁВА Надежда Павловна

ведущий научный сотрудник НИЦ ЛОИРО, кандидат педагогических наук

Большое видится на расстоянии

(рассказ о старшем товарище Игоре Петровиче Иванове)

Писать об Игоре Петровиче Иванове всегда непросто, а писать для широкого круга читателей, как оказалось, непросто вдвойне.

Для всех членов Коммуны имени Макаренко Игорь Петрович, прежде всего, был старшим товарищем по увлекательному научному поиску, человеком, научившим нас думать и строить вместе с ребятами коллективную творческую жизнь, наполненную делами на пользу и радость людям. Опыт жизни в Коммуне научил действовать в самых разнообразных жизненных и профессиональных ситуациях, а, главное, увлёк в уникальное путешествие в глубины воспитания.

Корни всякого большого человека прочно связаны с его семьёй, с тем ценностным миром, который окружает ребёнка с рождения. Семья Игоря Петровича стала источником тех идей, которым он служил всю свою жизнь.

Родился он 5 ноября 1923 года в городе Сухуми, где по долгу службы жили его родители Ольга Константиновна и Петр Константинович Ивановы. Отец — Петр Константинович родился в семье рабочих, рано осиротел и вынужден был в десятилетнем возрасте пойти работать учеником слесаря. Затем война, в которой он геройски сражался, за что и был награждён четырьмя Георгиевскими крестами и четырьмя Георгиевскими медалями, т. е. был полным Георгиевским Кавалером. Ещё до фронта он сошёлся с большевиками, участвовал в штурме Зимнего дворца. Вступив в Красную Армию, был послан на Северный Кавказ, где познакомился с Серго Орджоникидзе и был направлен на работу в органы ВЧК на Кавказе.

Мать — Ольга Константиновна родилась в семье врача и учительницы, выйдя замуж, стала другом и помощником мужу в его опасной борьбе с контрабандистами и дашнаками.

В 1924 году, по состоянию здоровья, отец увольняется из органов ВЧК и возвращается в Ленинград. В составе первой партийной тысячи его направляют на учёбу в Ленинградский металлургический институт, а затем, в конце 1930 года, по решению ЦК ВКП(б) его вместе с несколькими товарищами командируют для продолжения учёбы в Гарвардский университет США.

Семья остаётся в Ленинграде, Ольга Константиновна стремится дать детям основательное и разностороннее образование. Они занимаются с учительницей немецким языком, на котором Игорь Петрович будет читать и свободно говорить в течение всей жизни. Кроме немецкого он в последствии освоит английский и французский, на всю жизнь у него сохранится привычка читать первоисточники на языке автора. Особенно Игорь Петрович любил читать Гёте, часто цитировал по памяти, используя в дискуссии точное и ёмкое изречение. Много внимания уделяла мать и обучению музыке. Любовь к классической музыке будет сопровождать Игоря Петровича всю жизнь, он и нас, членов КиМа, будет потом приобщать к настоящей музыке.

Совсем маленьким Игорь Петрович перенёс несколько сложных заболеваний, что сильно ослабило организм. Лечение, в то время, сводилось в основном к постельному режиму, а страсть к чтению, которым можно было заниматься только лёжа в постели, отразилось на зрении, что привело к сильной прогрессирующей близорукости. Став постарше, он решительно вступает в борьбу с недугами, усиленно занимается спортом, осваивает лыжи и коньки, летом гоняет на велосипеде, много плавает. Преодоление проблем на жизненном пути станет отличительной чертой его характера. Несмотря на ослабленное здоровье, он много читает, отлично учится, увлекается литературным творчеством. Участвуя в одном из литературных конкурсов к столетию со дня рождения А. С. Пушкина, Игорь Иванов оказывается среди победителей.

С возвращением отца из Гарварда жизнь детей в семье меняется мало. Специальная комиссия по распределению рекомендует Петра Константиновича на должность главного металлурга завода им. Ворошилова. Отец много времени уделяет работе, создавая современное производство. Мать также много работает в качестве стенографистки высокого класса на совещаниях, партийных и хозяйственных активах. Дети, как и многие другие дети ответственных работников, растут под присмотром домработницы, отдавая время любимым занятиям. К литературному творчеству добавляется увлечённость театром, которая подкрепляется частыми посещениями ТЮЗа, привязанность к которому останется на всю жизнь. Литературные пробы связываются у него со школьным театром, для которого будет написан одноактный водевиль «Однажды перед выходом». Особые воспоминания Игорь Петрович сохранил о своих актёрских работах, особенно о роли Павки Корчагина.

Летнее время позволяло жить за городом, в деревне, где можно было много плавать, кататься на велосипеде и, конечно, читать. Перечитав множество книг в местной библиотеке, он случайно натыкается на «Педагогическую поэму» А. С. Макаренко. Эта книга определит всю его последующую жизнь. Как вспоминал Игорь Петрович, он несколько раз от корки до корки перечитал книгу, много думал о том, как строится настоящая, насыщенная делом государственной важности жизнь, и решил построить работу комсомольской организации своей школы так, как писал об этом Макаренко. Учился Игорь Петрович в Первой образцовой мужской школе, где был секретарём комсомольской организации. Вернувшись после летних каникул, он создаёт вместе с ребятами сводные отряды добровольцев для участия в тех делах, которые выбирают сами комсомольцы. Постепенно вся жизнь школьного комсомола преобразилась, что не могло не заинтересовать соответствующие органы. Разобраться с юным реформатором комсомола направили комиссию, в составе которой был Н. А. Лялин. Это учёный, который впервые в нашей стране, обратил внимание на педагогический опыт А. С. Макаренко, предложил рассматривать его произведения не столько как литературное творчество, а, прежде всего, как опыт настоящего советского воспитания. Позиция Н. А. Лялина помогла членам комиссии увидеть новый подход к организации деятельности школьного комсомола, гроза над головой сына пронеслась без особых последствий, но вот гроза над головой отца была более серьёзной и длительной. По ложному доносу, с обвинениями в шпионаже в пользу империалистов, в июле 1938 года был арестован Петр Константинович. Арест и следствие длились достаточно долго. Благодаря старым друзьям из ЧК, его делом занималась Р. С. Землячка. Это спасло жизнь и самому Петру Константиновичу и избавило семью от участи многих других семей в подобных ситуациях. Переживания этих нескольких месяцев не остаются бесследными, у Игоря Петровича появляется желание всерьёз понять марксистскую философию, разобраться в законах развития общества новой формации, а главное, увидеть человека, который должен соответствовать обществу социальной справедливости. С этого времени и всю оставшуюся жизнь, по словам Игоря Петровича, он хранил верность удивительному явлению в науке — ДИАЛЕКТИКЕ. Его философские рассказы были настолько ясными, четкими, захватывающими, что чтение философской литературы для многих коммунаров стало делом привычным и увлекательным.

Война настигает семью Ивановых на даче, возвращение в Ленинград совпало с первой бомбёжкой. По распоряжению ГКО завод отца в августе эвакуируют в город Уфа, вместе с ним выезжает из Ленинграда и вся семья. Игорь Петрович осваивает необходимую для военного завода специальность, много работает, разделяя с другими сложности военного времени. Здесь же на заводе он познакомится с будущей женой, Любовью Александровной, Любашей, Лю…, как в последствии он будет обращаться к ней в письмах.

Перелом в ходе войны ставит перед ним задачу выбора дальнейшего образования, и он направляет свои документы в ЛГУ. В июне 1945 года он получает вызов для сдачи экзаменов и сдаёт на «отлично» все девять, необходимых для поступления на факультет философии. Годы учёбы приносят знакомство с выдающимися учёными, среди которых Б. Г. Ананьев, будущий научный руководитель кандидатской диссертации. Весь период обучения Игорь Петрович отдаёт предпочтение литературе, связанной с проблемами морали, неоднократно выступает с докладами на студенческих конференциях и семинарах. Он всегда работает с первоисточниками, что достаточно сложно в послевоенном Ленинграде. Все студенческие годы он размышляет над вопросами идеологического и философского характера, его волнуют законы относительной самостоятельности идеологии, происхождение марксизма, противоречивость мировоззрения личности, метод исторического анализа, движущие силы в развитии человеческого общества и ряд других. Основательность научного анализа в его докладах привлекает к нему внимание, как со стороны студентов, так и со стороны преподавателей. Однако это внимание далеко не всегда оказывалось благожелательным. Рассматривая ряд нравственных проявлений советского человека, он позволил себе написать доклад, в котором говорил о том, как он видит будущее. Обвинение последовало незамедлительно и звучало для нашего времени достаточно парадоксально. Оно сводилось к следующему: «как смеешь думать о строительстве будущего ты, когда об этом думает ОН». Посягательства на право вождя определять будущее пресекались жёстко. В очередной раз гроза нависла над головой И. П. Иванова, и опять судьба сохранила его. Нашлись умные головы, которые остудили не в меру пылких представителей «тройки» от комсомола. Ирония судьбы ещё и в том, что через много лет на одном факультете сошлись дороги того, кто судил и того, кого судили, такова наша история.

Интенсивная учёба не перекрывает всей полноты жизни. В августе 1946 года он женится. В своей книге «Будущее в настоящем — жизнь и творчество Игоря Петровича Иванова» Любовь Александровна так вспоминает это событие в их жизни. «В маленькой комнате ЗАГС Московского района стоит стол, два стула и более ничего. Милая женщина дала нам анкету и попросила заполнить. Заполнили. Пришли через неделю. Расписались и получили документ. Никаких свидетелей и вообще ни одного «лишнего» человека. Никаких колец в то время не было. Обручальное кольцо считалось признаком мещанства, старомодности, устарелый символ верности».

1949 год, год «ленинградского дела», насыщен важными событиями. В июне появляется в семье первенец, дочь Оля. В этом же году И. П. Иванов заканчивает обучение в университете, и получает приглашение от ряда кафедр факультета поступить к ним в аспирантуру, т. к. за всё время обучения он имел только отличные отметки, но к этому времени у него чётко выстраивается интерес к педагогике. Именно здесь он видит возможность широкого исследования становления человека нового типа. Он поступает в аспирантуру в НИИ педагогики, которым руководит Б. Г. Ананьев. Глубокая философская основа знаний не допускает поверхностных скороспелых выводов, Игорь Петрович увлечённо погружается в практику. Огромное количество противоречий между теорией и реальной педагогической практикой требуют осмысления сущности воспитания, процессов в нём происходящих, логического анализа этих процессов. Выявленные проблемы побуждают его к поиску такой организации жизни, которая могла бы стать источником нравственного становления человека. Прежде всего, его интересует природа возникновения товарищества, нравственного характера отношений между людьми, природа возникновения ответственности и ряд других вопросов, связанных с взаимодействием комсомольцев и пионеров. Практика побуждает его вернуться к своему школьному прошлому, вернуться к книгам А. С. Макаренко, найти логически обоснованную модель организации жизни коллектива.

Его девизом с этого времени становятся слова Гёте:

«Сера, мой друг, теория,
Но вечно зелено древо жизни».

Работа в школе по-макаренковски в очередной раз выделяет его из общей массы работников школы. В октябре 1950 года он знакомится с В. Н. Зайчиковым, который в то время был первым секретарём Ленинградского обкома комсомола. Игорь Петрович видел в нём умного, увлечённо работающего человека, идеального комсомольского руководителя. Они отлично понимали друг друга, и В. Н. Зайчиков стал настойчиво приглашать Игоря Петровича на работу в обком. В порядке партийной дисциплины, с января 1951 года, он становится заместителем заведующего Отделом школ Ленинградского обкома ВЛКСМ. Новая работа даёт широкую панораму опыта, анализ которого сводится к обоснованию сущности воспитательного воздействия. Начинается новый виток поиска, он погружается в изучение психологической литературы, однако, имевшиеся на тот период знания, представляются ему далёкими от понимания целостности человеческой личности. Игорь Петрович пишет в своих дневниках: «Я снова пришёл к давно забытой мысли об психологических отношениях личности к различным сторонам действительности как отражении действительных, объективных отношений, связей. Эта мысль, нашедшая своё обоснование и раскрытие с помощью учения И. П. Павлова, представляется мне исключительно важной для решения вопроса о сущности воспитательного воздействия». Совмещение работы в обкоме и научного исследования сущности воспитательного воздействия приводят его к размышлению о природе инициативы и самостоятельности личности. Этот вопрос остро стоял и перед практиками. Формальный ответ на вопрос не мог удовлетворить Игоря Петровича, но повседневная работа в обкоме отнимает всё больше времени, в решении ряда вопросов проявляется глубина его образованности, стремление к научно обоснованному подходу принимаемых неординарных решений, смелость и твёрдость в отстаивании позиции.

В октябре 1952 года, вслед за В. Н. Зайчиковым, его переводят на работу в ЦК ВЛКСМ, где он работает заведующим сектором педагогических учебных заведений. Работа напрямую сталкивает И. П. Иванова с руководящим звеном педагогической науки того времени. Вспоминая тот период жизни, Игорь Петрович сетовал на многочасовые бессмысленные «говорильни». Тогда он впервые задумался о причинах замкнутости педагогической науки, оторванности её от вопросов реальной жизни. По роду обязанностей ему приходилось присутствовать на множестве заседаний и советов, давать отзывы на те или иные педагогические издания. В силу своей бескомпромиссности он писал, не взирая на личности, но личности сидели на своих научных педагогических местах долго и не забыли ретивого комсомольца. Эта принципиальность потом дорого обойдётся ему в его научной карьере, но это произойдёт через годы, а тогда на дискуссии, которая развернётся после ряда статей в газете «Правда», он впервые столкнется со словесной эквилибристикой, которая скрывала научное бессилие. Среди учёных того времени, Игорь Петрович выделял Ф. Ф. Королёва, как человека интересных идей и принципиальной нравственной позиции.

Работа в ЦК предполагала множество командировок. В поездках он видел, как по-разному возрождается после войны жизнь в стране, пытался понять какое место в этом процессе может занять комсомол. Одной из проблем было руководство со стороны комсомола пионерской организацией. Здесь выявилось множество проблем, решение которых побудило обратиться к первоисточникам, привело к работе в архиве. Исторические документы о деятельности общественных объединений в стране в первые годы советской власти и, прежде всего, история скаутов, обрушилась на Игоря Петровича колоссальным массивом нового знания. Работая в архиве ЦК, он впервые прочитает неопубликованные работы Н. К. Крупской, прочитает материалы о репрессиях над скаут-мастерами. Всё это тяжёлым грузом ляжет на его отношение к происходящему.

Этот период по времени совпадает со смертью Сталина. Вместе с другими сотрудниками ЦК комсомола он, в составе почётного караула, стоит у гроба Сталина. Самое сильное впечатление оставляет колоссальная дистанция между портретными изображениями большого и сильного человека и маленьким старичком, лежавшим в гробу.

События, последовавшие за смертью Сталина, приводят к интенсивной кадровой перестановке, новое руководство ЦК ВЛКСМ очень далеко от тех установок и задач, которые решались под руководством В. Н. Зайчикова и Игорь Петрович подаёт заявление с просьбой разрешить ему отпуск для завершения аспирантуры.

С 15 мая 1953 года он восстанавливается в аспирантуре и вплотную занимается вопросами работы школьного комсомола. Его всерьёз увлекает вопрос отношений комсомольцев и пионеров как старших и младших товарищей, влияние товарищеской позиции на отношение к порученному делу. Кандидатскую диссертацию на тему «Воспитательная работа комсомольцев с пионерами в средней школе» он завершает в 1955 году. Однако защита диссертации не останавливает исследование, а наоборот переводит его на новый более сложный уровень. 187 фактов, которые подверглись анализу в кандидатском исследовании, выдели ряд вопросов.

Игорь Петрович часто выступает перед старшими пионервожатыми во Дворце пионеров, итогом одной из таких встреч становится объединение группы вожатых, которых увлекают его предложения о возможности строить жизнь пионерских отрядов так, как об этом писала Н. К. Крупская в своих письмах пионерам. Они объединяются для того, чтобы пионерская организация была «организацией самих детей, а не за детей и не для детей», они мечтают построить жизнь отрядов на принципах инициативы и самостоятельности. Постепенно к 1956 году сложится основной костяк группы вожатых, которая назовёт себя Союз энтузиастов (СЭН). Два года интенсивной работы этого коллектива станут для Игоря Петровича важнейшим этапом в жизни. Именно здесь, в СЭНе, родится методика коллективной организации деятельности. Членами СЭНа будет отрабатываться методика разведки дел на пользу и радость людям; по деталям, по крупицам начнёт складываться логика коллективного планирования; появятся разные приёмы текущей организации деятельности в отряде и дружине; выстроится особая значимость организационной структуры коллектива и будет обоснована особая роль звена как микроколлектива. Завершением логической цепочки станет обоснование роли коллективного анализа, вырастет убеждение в его нравственной силе, коллективный анализ проделанной работы станет источником нравственного роста отношений в коллективе. Логический ряд такой организации деятельности отряда позволяет реально, жизненно-практически проявлять инициативу. Необходимо напомнить, что речь идёт о том времени в истории нашей страны, когда люди только-только стали ощущать некоторую свободу, очень медленно уходил страх, но привычки «думать об улучшении окружающей жизни», конечно ещё не было.

Методика получала всё более чёткие характеристики и члены СЭНа принимают решение оформить свои исследовательские материалы в предложения по совершенствованию деятельности пионерской организации. Работа над этим документом показывает ряд проблемных мест, прежде всего связанных с тем, что методика реализовывалась теми, кто её разрабатывал, и не имела опыта широко применения на базе какой-либо территории. Решение участвовать вместе с Игорем Петровичем в такой работе принимают Людмила Глебовна Борисова и Фаина Яковлевна Шапиро, которые переходят с вожатской работы в своих школах в Дом пионеров и школьников Фрунзенского района. Людмила Глебовна становится завучем, а Фаина Яковлевна — методистом. Идея, выдвинутая Ивановым, проста: если пионерская организация — это организация самих детей, значит нужно найти способы вооружить ребят методикой организации деятельности пионерского отряда, взрослые занимают позицию старшего товарища, которые вместе с ребятами строят жизнь коллектива. Эта идея начинает реализовываться в школе актива, которая через некоторое время станет Коммуной Юных Фрунзенцев (КЮФ). Развитие КЮФа не было лёгким и безоблачным. Это был целостный, уникальный по замыслу и новизне, педагогический эксперимент, где преобразование жизни, улучшение жизни конкретными делами на пользу и радость людям стало осознанной потребностью самих ребят. Коммуна действовала в реальной жизни со всеми присущими ей проблемами. Постепенно складывался образ жизни, который стали называть коммунарским, ребята отмеряли поступки законами, принятыми в Коммуне, анализ получал оценку в зависимости от того, как действовали «по коммунарски» или нет. Поиски наиболее удачной формы для освоения нового опыта побудили Игоря Петровича использовать опыт первого лагеря скаутов на острове Броунси. Естественно, что говорить об этом открыто в то время было невозможно. Лагерный сбор даст эффект такой силы, что станет со временем ключевой формой жизни коммунарских коллективов.

Разработка методики, при которой пионерская организация действительно становится организацией самих детей, а не за детей и не для детей, получает целостный вид. В основе лежит нравственная задача заботы о людях, она проста и доступна пониманию человека любого возраста. Осуществлять заботу можно коллективными творческими делами, которые приносят людям радость и пользу. Разрабатывать такие дела нужно опираясь на логическую цепочку коллективной организаторской деятельности. Оформив идею в соответствующий по форме документ, Сэновцы обратились с ним в Центральный Совет ВПО им. В. И. Ленина. Именно на этом этапе биографии судьба И. П. Иванова пересечётся с судьбой «Орлёнка».

Для многих, наверное, будет откровением, что построенный на берегу прекрасного тёплого моря лагерь, при своём рождении ничего не знал о существовании методики коллективной организации жизнедеятельности пионерского отряда. Лагерь искал облик, который бы не повторял «Артек», но особых успехов не было, лагерь, как говорил С. Соловйчик, «буксовал». А дальше случай или судьба, кому как больше нравится, только однажды, в цековском буфете, за соседними столиками оказались С. Соловейчик и группа яростных спорщиков. Содержание разговора было настолько необычным, что невольно привлекло к себе внимание. Как рассказывал С. Л. Соловейчик, он услышал о какой-то Коммуне, о какой-то методике, по которой строилась необычная жизнь пионерского актива Фрунзенского района Ленинграда. Испросив позволения присоединится к разговору, он открыл для себя целый мир и загорелся идеей написать о Коммуне, но натолкнулся на твёрдый протест Игоря Петровича Иванова. Протест был основан на том, что только сейчас, на заседании Совета ВПО, они не смогли отстоять предлагаемую ими программу деятельности, донести тот образ жизни пионерской организации, который рождался в Коммуне Юных Фрунзенцев. Игорь Петрович твёрдо стоял на том, что словами никому ничего не докажешь, что методику нужно передавать как живой огонь только из рук в руки, только от сердца к сердцу. Он горячился, нервничал и страстно доказывал, что сначала надо прожить с коммуной какое-то время и только потом можно увидеть то новое, что возникает в жизни пионеров, если эта жизнь строится самими ребятами. В ходе обсуждения все пришли к выводу о том, что самыми верными друзьями Коммуны становились те, кто побывал на лагерных сборах КЮФа. Лагерные сборы… Лагерь… Зародилась идея попробовать сделать большой лагерный сбор, да не где-нибудь, а в том самом «Орлёнке», который искал пути своего развития.

В 1962 году в лагере был создан отряд комсомольцев-старшеклассников, в котором из 50 человек трое были коммунарами, приехавшими из КЮФа. Трое вожатых тоже были из КЮФ (В. Малов, И. Леонова, Л. Балашкова). Это позволило создать в разных городах «коммунарские секции». Следующим летом 1963 года уже 500 старшеклассников встретились в «Орлёнке».

Однако, приехали первые коммунары уже без тех сэновцев, которые в течение нескольких лет вели научный поиск. История науки знает не мало примеров, когда созданное учёным открытие ставит его перед очень сложным выбором. Описать детально трагическую ситуацию разрыва с КЮФом в рамках этой статьи не представляется возможным. Важен лишь последовательный ряд фактов. Первым является пошатнувшаяся вера во всемогущество идеи, после того обсуждения на Совете ВПО. У одних опустились руки, другие банально испугались, возникли споры о том, кто больше прав и что делать дальше. Фаина Яковлевна всеми силами хотела сохранить Коммуну, не потерять достигнутый результат. Игорь Петрович искал пути продвижения, понимая, что топтание на месте приведёт к угасанию идеи, нужен новый виток научного поиска. Научную основу продвижения помогала прорабатывать Л. Г. Борисова, которая глубже и разностороннее видела масштаб научного открытия. Конфликт разрастался, по-разным рассказам происходящее выглядит несколько отлично друг от друга, однако завершение этого этапа биографии однозначно: ревком, после долгих обсуждений и метаний, принял сторону Фаины Яковлевны и отказался переходить на новый вариант жизни Коммуны, который предложил Иванов. В сложившейся ситуации он принял решение уйти из коллектива, который отказал ему в лидерстве. Уход Игоря Петровича ошеломил и самих ребят, и его самого. Был утрачен научный и жизненный смысл. Игорь Петрович замкнулся, практически ни с кем не общался, тем более, что единственный настоящий единомышленник Л. Г. Борисова уехала в Новосибирск, надеясь там, в научной среде, найти поддержку идее коллективного творческого воспитания. Сложность этого этапа в жизни усиливается ещё и тем, что работа в НИИ педагогики, где рождались и вызревали его идеи, становится невыносимо тяжела. Очень трудно объяснять всем: что и почему произошло в КЮФе. Его давно и настойчиво приглашают в педагогический институт, в сложившейся ситуации он принимает приглашение и с 1 сентября 1961 года И. П. Иванов оказывается на педагогическом факультете ЛГПИ им. А. И. Герцена.

В семье растёт уже две дочери, для них необходимо создать нормальный мир взросления, Игорь Петрович погружается в семейную педагогику, переносит некоторые идеи коммуны на самый близкий круг. В семье есть чередование поручений, выпускается рукописный журнал, они много путешествуют, в семье живёт культ книги и музыки.

И всё-таки Игорь Петрович сильно тоскует без настоящего дела. На новом месте работы он становится деканом и загорается идеей большой Коммуны. Он теперь хочет идти другим путём и сосредотачивает внимание на овладении методикой студентами. Помня свою принципиальную позицию о том, что методику невозможно освоить только на словах, он создаёт СВС (Союз Вперёд Смотрящих), который постепенно перерастает в Коммуну имени Макаренко. С этим коллективом он будет вместе осуществлять научный поиск до последних дней своей жизни. Вместе с КиМом он начинает разработку серии КЭММов — Коммунарской Энциклопедии Макаренковской Методики. Первой из этой серии стала книга «Коллективные творческие дела Коммуны имени Макаренко». Затем была создана серия методичек под общим названием «Поиск. Борьба. Дружба», отработана методика проведения праздника в школьном коллективе, т. к. праздник является самой понятной и доступной формой закрепления нравственного опыта поколений. Много сил уделяется разработке методики организации воспитательного процесса по тематическим периодам. Однако главной проблемой, над осмыслением роли которой он работает, является проблема воспитательных отношений. Она станет основой докторской диссертации, которую он защитит в 1971 году. Сейчас из уст педагогов, да и разного уровня общественных деятелей можно услышать об авторитарной педагогике и её вреде в воспитании и развитии ребёнка. Игорь Петрович разработал типологию регрессивных и прогрессивных воспитательных отношений, показал механизм воздействия авторитарного педагога, чрезмерного мелочного опекуна, раскрыл проблемы ложной трактовки «свободного воспитания». Он доказывал силу содружества поколений, показывал процесс сотрудничества и сотворчества.

Постоянно двигаясь вперёд, он неустанно искал, он как будто торопился жить и постоянно подгонял нас. Одной из ведущих научных задач он считал необходимость донести историю становления педагогических идей. Особенно много коммунары работали над изучением, разработкой и распространением макаренковской методики. Он жил в некоторой научной изоляции, ни на кого не похожий, ни перед кем не пресмыкающийся, ни перед кем ни заискивающий. Хорошо понимая масштаб сделанного им в педагогической науке, он с некоторых пор перестал что-то доказывать педагогическому олимпу, а всецело погрузился в Коммунарское Макаренковское Содружество (КМС), объединившее педагогов по всей стране. Эта изоляция будет иметь два последствия: первое, он успеет выстроить целостную концепцию воспитания, от обоснования сущности, закономерностей, принципов и методов, средств воспитания, методики воспитания до диагностики изучения воспитательного процесса; второе, непосредственная передача методики от человека к человеку сделает методику известной и доступной тысячам педагогов. Как и всякое устное творчество, такой способ распространения приведёт к неизбежной деформации и упрощению идеи, однако, любознательный педагог найдёт и прочитает, а другие представители педагогического мира, и прочитав, поймут мало.

К сожалению, память не сохранила точной даты приглашения И. П. Иванова в «Орлёнок», зато сохранила имя человека сделавшего это приглашение. Им был Алексей Константинович Бруднов. Вместе с Игорем Петровичем на школу вожатых приехало несколько кимовцев, сложилась интересная дружеская атмосфера, которая сгладила некоторую напряжённость. Игорь Петрович всю жизнь отслеживал пути развития методики в лагере. В нашем архиве сохранились методички «Орлёнка», где рукой Иванова сделаны пометки, поставлены вопросы. После этой встречи КИМовцы проводили большой летний съезд рядом с «Орлёнком», была предпринята некая попытка скорректировать достаточно принципиальные отклонения от методики, но времена были уже другие. Адаптированная модель стала самостоятельной «орлятской методикой», близкой родственницей, но не тождественной научной концепции. Разнообразных модификаций появлялось в стране всё больше, были осуществлены даже исследования того, что и почему подвергается наибольшей деформации. Процессы эти были не из разряда радостных, но предпринимать что-либо было бесполезно.

И. П. Иванов продолжал движение в глубины воспитания. Он с большим воодушевлением принял предложение поучаствовать в разработке материалов реформы образования 1984 года. Работал много, тщательно отбирал каждое предложение, скрупулёзно продумывал суть каждой позиции. Когда же были опубликованы материалы проекта реформы, своих предложений он не увидел. Мало того, реформа была столь далёкой от настоящих проблем воспитания, волновавших педагогов, родителей, детей, что передать степень разочарования, огорчения и даже отчаяния очень трудно. Он выступил с резкой, принципиальной критикой, на конкретных примерах показывая, как эта реформа отбросит практику к ещё более сложным проблемам. Его выслушали и только. Кафедра учла его особое мнение и проголосовала за проект реформы. Вернувшись домой он никак не мог успокоиться. Жена предложила пойти на прогулку, надеясь на то, что ходьба, как обычно его успокоит, но это был уже особый случай. Пытаясь обуться, Игорь Петрович упал, потерял сознание. Скорая помощь в районах новостроек приходила в те годы не очень своевременно. Пролежав на полу, у приоткрытой двери, он ещё и простудился. В больнице его, как безнадёжного положили в коридоре. Вот тут-то больница и узнала, что такое коммунарское содружество. Объединившись с женой, Любовь Александровной, кимовцы дежурили круглосуточно, правдами и неправдами доставали лекарства, потревожив друзей и знакомых даже в кремлёвской больнице. Болезнь развивалась по своим законам, закупорку мозгового сосуда нашли не сразу, а когда нашли, речь была потеряна, движения ограничены, казалось что восстановление невозможно. И здесь опять, в который раз, Игорь Петрович проявляет огромную силу воли. Кимовцы водят его по коридору, поддерживая под руки, и поют с ним коммунарские песни. Очень медленно идёт восстановление движений, он делает многочасовые упражнения, при этом делает их под любимые классические произведения. Потом начинает восстанавливаться письменная речь, как ни странно сначала английская, потом стали пробиваться отдельные слоги на родном языке. Он сидит за письменным столом, восстанавливая правописание. Труд нескольких месяцев увенчался успехом, восстановилась письменная речь, и Игорь Петрович приступает к работе, он выстраивает замысел целого цикла книг, редактирует для издания то, что не было допущено к печати в предыдущие годы. На его письменном столе лежит записка:

«Устал — подтянись!
Ослаб — взбодрись!
Помни — революция не кончилась!»

Игорь Петрович вёл обширную переписку, рядом с ним была верная помощница, жена Любаша. Она вела учёт переписки, помогала разобраться с архивом, вела деловую переписку. После серии статей в «Учительской газете» к ним приходит очень много писем. По инициативе А. К. Бруднова в ЛГПИ им. А. И. Герцена открыты всесоюзные курсы, где в течении трёх лет шли занятия для людей, желающих освоить методику коллективного творческого воспитания. Представители каждой группы приезжают познакомиться и рассказать, что и как у них получается. Игорь Петрович светится от счастья — дело живёт, живёт творчески, не иссякает педагогическая инициатива.

Однако, болезнь имеет свойство прогрессировать и 9 авгута 1992 года Игорь Петрович Иванов ушёл из жизни.

Он похоронен на Волковом кладбище Санкт-Петербурга. Каждый год 5 ноября, в день его рождения на могилу приходят те, кто остался верен идеям этого человека, или только-только приобщился к ним, или помнит какие-то встречи с ним. И всегда звучит его любимая песня «Мокрый клён», где каждая строка написана как будто специально для него и про него.

В. Вихорев

«МОКРЫЙ КЛЁН»

Мокрый клён за окном,
Дробь дождя на стекле.
Вы зачем о былом
Песню дарите мне?
Кто сказал, что я сдал,
Что мне рук не поднять,
Что я с песней порвал,
Что рюкзак не собрать?

Уложу в рюкзаке
Что хранил и сберег,
Что подарено мне
От озёр и дорог.
Неба синего синь,
Скал слепящий оскал,
Сроки мне отодвинь —
Я своё не сказал!

Дополнительно о жизни Игоря Петровича Вы можете прочитать:

Валентин Удалов 05 января 2012 - 23:00
Спасибо, Надежда Павловна! Игорь Петрович был удивительный человек. Я его бесконечно уважал. Помню все встречи с ним: и на средах и на съездах. Храню в памяти имена многих коммунаров 1966-1970 г.г: Зина Полонская, Тамара Кучеренко, Коля Иванов, Сима Махлина ... Храню значок КИМа.
[Ответить]
ирина 14 февраля 2012 - 13:14
сегодня наткнулась на вас сижу весь день не могу оторваться . открыты несколько окон. хочу чтобы мой сын которому 12 лет был более активный и ему удалось побывать на таких сборах.
саяногорск
[Ответить]
Светлана 09 февраля 2013 - 23:57
Снимаю шляпу!
[Ответить]
Ольга Михайловна Базанова 18 августа 2013 - 17:29
Светлая память этим светлым людям - Игорю Петровичу, Людмиле Глебовне...
Уверена, жизнь сделает виток и мы увидим, как гениальны были их идеи!
[Ответить]
Касимов Вадим 13 ноября 2013 - 15:07
Можно ли у кого то уточнить дату и место смерти Игоря Петровича - для статьи на википедии.
Спасибо
[Ответить]
СВ 13 ноября 2013 - 19:58
Игорь Петрович умер 9 августа 1992 года в Санкт-Петербурге. Похоронен на Волковском кладбище.
[Ответить]
Поддубная Людмила 14 ноября 2013 - 20:51
Игорь Петрович был моим педагогом. Как найти место его захоронения на Волковском кладбище?
[Ответить]
Маргарита 12 апреля 2016 - 16:02
Светлой страницей моей жизни в 70-е годы было чтение раздела Комсомолки для старшеклассников "Алый парус". Спасибо коммунарам И.П. Иванова за искренность и сердечность.
[Ответить]
Валентина Лапицкая 23 ноября 2016 - 20:44
Только благодаря изучению методики И.П.Иванова проработала в школе 35 лет. Пока не прочитала его книгу "Воспитывать коллективистов", считала школу учреждением насилия над учениками. Огромное спасибо Игорю Петровичу и всем его соратникам по развитию педагогики общей заботы за неоценимый вклад в нашу работу, наши души и сердца, в теорию отношений и практику проведения сборов.
[Ответить]
ольга захарова 03 сентября 2017 - 00:53
Очень светлый и добрый человек
[Ответить]
Юрий Рытиков 28 сентября 2017 - 20:09
Как найти место его захоронения Игоря Петровича на Волковском кладбище?
[Ответить]
Чекмарёв Михаил 18 октября 2017 - 01:16
Юрий! Идти от церкви Иова по Рыжковской дорожке или от метро Волковская, до речки Волковки и перейти мост. Чуть левее будет Рыжковская дорожка, на которой и находится захоронение, между Харламовской и Дерновой дорожками. Спросите поисковик (Яндекс или Гугль) Волковское православное кладбище, схема. Там увидите более подробно.
[Ответить]

Страницы: [1]

Оставить  комментарий:

Ваше имя:
Комментарий:
Введите ответ:
captcha
[Обновить]
=