Игорь Петрович Иванов и коммунарская методика

кленовые листья

На главную

Коммуна Юных Фрунзенцев (КЮФ)

(краткая историческая справка)

К началу 1959 года по программе, разработанной «Союзом Энтузиастов», работало примерно двадцать школ Ленинграда. Однако в разных инстанциях сэновцам всё время говорили о том, что их успешный опыт ничего не доказывает, потому что они работают с лучшими старшими вожатыми в лучших школах. Чтобы показать, что новый подход к организации деятельности применим и в обычных массовых школах, Игорь Петрович предложил взять один из районов и организовать работу всех пионерских дружин на основе методики коллективной организации жизни.

Но как можно повлиять сразу на все школы района? Реализация экспериментальной программы предполагала создание сводной дружины пионерского актива района, которая должна быть постоянно действующим коллективом и на собственном опыте овладевать методикой коллективной творческой жизни, быть моделью, по которой ребята будут строить жизнь у себя в школах.

Выбор Фрунзенского района был неслучайным. Несколько сэновцев работали в школах этого района. Кроме того, директор Дома пионеров поддержала предложенную И. П. Ивановым программу обучения пионерского актива. Для организации этой работы была выделена специальная должность, которую по решению членов СЭНа заняла Людмила Глебовна Борисова – она стала завучем районного ДПШ.

В районе было ровно 30 школ. Каждая школа давала Гайдаровское звено, в которое входили несколько членов совета дружины, несколько отрядных вожатых, несколько председателей советов отрядов – всего 10-12 человек от школы. Командиром звена должен был стать член комитета ВЛКСМ по пионерской работе. Звенья трёх соседних школ составляли Гайдаровский отряд. Во главе отряда стояла одна из трёх старших пионервожатых. Таким образом, сводная Гайдаровская дружина из 10 отрядов была моделью того, как может жить и работать пионерская дружина в каждой школе.

Первый сбор сводной дружины проходил на весенних каникулах с 24 по 30 марта 1959 года. Продумывала и готовила его группа сэновцев, в которую входили: Иванов И. П. (старший научный сотрудник НИИ педагогики АПН РСФСР); Борисова Л. Г. (завуч районного Дома пионеров); Новогрудская И. А. (старшая пионервожатая школы № 321); Лаврова И. В. (старшая пионервожатая школы № 316).

1-й лагерный сбор КЮФ

24 марта в большом зале Фрунзенского Дома пионеров собрались все 30 звеньев. Во вступительном слове Людмила Глебовна Борисова сказала, что никакого плана нет, никто его не составлял. Поэтому что мы с вами сейчас решим, то и будем делать. Ребята были ошеломлены. Впервые в их жизни никто за них ничего не планировал! Сначала работали по звеньям, потом по отрядам. В результате выбрали голосованием «узловые дела» на каждый день предстоящей недели.

Первое предложение было реализовано в тот же день. Триста школьников вместе со взрослыми, работавшими бок о бок с ребятами, вместе с ними шутившими и певшими задорные песни, в течение 3-4 часов вымыли весь Дом Пионеров от подвала до чердака. Трудовая операция закончилась линейкой, на которой каждый отряд сдавал творческий рапорт. Это было новинкой! Впервые отчёт о работе представляли в песнях, речёвках и даже в сценках, рассказывающих о разных смешных ситуациях.

Вслед за «субботником» в Доме пионеров был проведен «рейд» к друзьям – каждый отряд пришел в «гости» к одному из «взрослых» коллективов района (в типографию, на фабрику, в воинскую часть, в Театр Юного Зрителя и др.), познакомился с его жизнью, выступил с концертом. Потом был субботник на строительстве жилого дома, поход в Разлив…

Итоги каждого прожитого дня обсуждались на общих собраниях – «огоньках» – при активном участии каждого делегата, независимо от возраста.

В один из дней ребята приняли участие в дискуссии о том, кого можно назвать настоящим пионером. В конце выступил Игорь Петрович. Понимая, что ребятам нужен привлекательный наглядный образ коллективной жизни, он предложил в качестве такого образца Коммуну имени Ф. Э. Дзержинского. Рассказ о том, как коммунары-дзержинцы самостоятельно организовывали свою жизнь в отрядах, что и каким образом решали на общих собраниях, какими делами был наполнен их досуг, ошеломил ребят. Никто из них не предполагал, что быть хозяевами своей организации не только можно, но и нужно, и что есть примеры такой жизни.

Игорь Петрович закончил своё выступление предложением назвать сводную дружину «Пионерская коммуна юных фрунзенцев» – КЮФ. Название района определило имя человека, на которого будут равняться коммунары – М. В. Фрунзе. Девизом и отзывом стали слова, которыми Фрунзе заканчивал свои приказы: «Смело и бодро вперёд!» и «Победа во что бы то ни стало!»

Было принято решение всех членов сводной дружины считать коммунарами, а первым общим делом Коммуны – операцию «Подарок далёким друзьям». В обращении ко всем дружинам района предлагалось ко дню рождения В. И. Ленина собрать подарки для ребят подшефного Ефимовского района – самого дальнего района Ленинградской области.

В течение месяца было собрано и отправлено несколько вагонов с подарками: книги, тетради, авторучки, игрушки-самоделки, настольные игры, наглядные пособия, созданные школьниками и их старшими друзьями.

К сожалению, эта операция стала первой и, по существу, последней массовой операцией КЮФ. Фрунзенская коммуна не стала тем, о чём мечтали её организаторы – коллективом делегатов школ, которые на лагерных сборах учатся, а потом в качестве выборного актива осуществляют эти идеи у себя в школах.

Очень быстро в ЦК ВЛКСМ поступил запрос от директоров школ, в котором они просили разъяснить правомерность появления новой организации со своим Уставом, девизом, значком, со своими законами. Игорь Петрович был приглашён в ЦК комсомола, где дал разъяснение о ходе эксперимента. Программу одобрили, а Ленинградский Обком ВЛКСМ получил указание не мешать экспериментальной работе.

Однако участие в эксперименте – деятельности сводной дружины – являлось необязательным, поэтому руководство школ перестало посылать на сборы Коммуны выборный актив и старших пионервожатых. В результате состав КЮФ резко сократился – приходили только те, кто сам хотел быть коммунаром. Предложения об общих делах для всех дружин района саботировались вожатыми, которые ссылались на свои планы и недостаток времени. А ребятам, которые с восторгом рассказывали о Вечере разгаданных и неразгаданных тайн, о Городе веселых мастеров, обычно говорили: «Ну, это у вас там в коммуне. А у нас – школа!»

Продолжением весеннего сбора должна была стать летняя школа актива. Её планировали проводить в Вырице в палаточном лагере, привлекая ребят туристскими походами и романтикой пионерских костров. Однако руководство школ направило туда первых попавшихся школьников, которые не только не имели никакого отношения к пионерскому активу, но и о Фрунзенской коммуне практически ничего не знали. В результате вместо 300 человек приехало только 120 школьников, из которых лишь 15 (!) были коммунарами, т. е. участниками весеннего сбора. Почти треть школ не прислали ни одного подростка.

Каждый приехавший на летний лагерный сбор выбрал себе один из профильных отрядов, созданных по основным видам общественной деятельности («заботы об улучшении окружающей жизни»). На второй день после приезда и устройства палаточного городка все отряды отправились походным порядком по разным маршрутам в окрестные деревни и поселки (за 5-12 км), где в течение нескольких дней работали на радость и пользу местным жителям:

Двадцать дней были насыщены различными событиями и делами: помимо двух многодневных походов были встречи с пионерами соседних лагерей, военная игра, спартакиада. Завершился лагерный сбор карнавалом с подготовленными каждым отрядом сюрпризами и отрядными сборами, на которых по кругу говорили о каждом, о его достоинствах и недостатках, высказывая дружеские пожелания для самовоспитания.

Этот летний сбор перевернул представления ребят о пионерской организации, о том, кого можно считать настоящим пионером. Однако попытки «юных фрунзенцев» внести коммунарский дух и опыт в жизнь своих классов встретились с непониманием и равнодушием классных руководителей. Стало понятно, что без активной заинтересованности школьных педагогов развивать коммуну как сводную пионерскую дружину, которая является ядром районной пионерской организации, невозможно.

Вместе с тем для многих ребят КЮФ уже успела стать особым, отдельным миром, где здорово и интересно. Поэтому, чувствуя, что дальнейшему существованию «большой» Коммуны грозит реальная опасность, группа коммунаров предложила провести новый летний сбор с участием не «делегатов» школ, а только тех, кто сам захочет быть в КЮФ.

На 2-й летний сбор, состоявшийся в июне 1960 года, собрались восемьдесят школьников: примерно половина из них участвовала в первых сборах, остальные были их друзьями. В этой ситуации пришлось отказаться от первоначальной структуры отрядов и звеньев, состоящих из представителей каждой школы. Решили создать небольшие (по 10-15 человек) отряды, объединявшие коммунаров и новичков по дружбе. Всего получилось шесть отрядов, которые выбрали названия, ставшие традиционными для всей дальнейшей истории КЮФ: «Днепр», «Кавказ», «Волга», «Урал», «Алтай» и «Сибирь» (впоследствии были дополнительно созданы еще два отряда, назвавшие себя «Балтика» и «Байкал»).

Возникла, по существу, новая Фрунзенская коммуна, ядром которой были «старые коммунары», принимающие в свой круг только тех, кто вступил с ними в дружеские отношения, прошёл испытательный срок и получил от них звание «коммунар». Члены этой «малой» Коммуны не являлись делегатами советов дружин и школьных комсомольских организаций.

Другой особенностью «малой» КЮФ, возникшей летом 1960 года, было появление в ее рядах нескольких взрослых – молодых людей разных профессий (не педагогов), увлекшихся жизнью Коммуны: выпускников Ленинградской Консерватории Виктора Малова и Ирины Леоновой, инженера Игоря Ефремова, рабочего метрополитена Вадима Лисовского, слесаря Альберта Марковского и других. Каждый из них был постоянным старшим другом одного из отрядов Коммуны, а все вместе входили в «Совет друзей» КЮФ (или, как называли этот орган ребята, «Ревком»).

Фрунзенская коммуна постепенно становится организатором отдельных районных мероприятий, у ребят вырастает представление о себе как особой когорте людей («Мы — коммунары!»).

Новые формы жизнедеятельности рождаются в естественном процессе подготовки лагерных сборов. В копилке Коммуны появляются «Вечер разгаданных и неразгаданных тайн», игра на местности «Борьба за пакеты», «Город Веселых Мастеров», «Творческий суд», «Пресс-конференция», «Защита фантастических проектов», «Разнобой» и многое другое.

На зимних и весенних лагерных сборах коммунары с увлечением организовывали дворовые команды и вместе с ними устраивали подвижные игры, спартакиады, приводили в порядок спортивные площадки, благоустраивали территории, украшали помещения красных уголков, работали книгоношами, давали концерты и т. д.

Очень важным на этом этапе было изменение отношения к Коммуне Ф. Я. Шапиро, которая сначала не верила в эксперимент и считала, что Коммуна не может состояться. Однако всё происходящее сделало её убеждённым и верным другом КЮФ. Работая методистом Дома пионеров, Фаина Яковлевна являлась связующим звеном между членами Ревкома и Советом Коммуны, центром общения ребят, регулировала реализацию планов, принятых на лагерных сборах. Постепенно на её плечи лёг основной груз повседневной организации коллективного взаимодействия.

В июне 1961 года КЮФ выехала в Ефимовский район и провела там операцию «РС» («Ребятам села»). В течение трёх недель 120 коммунаров работали на колхозных и совхозных полях, участвовали в ремонте и украшении школьных зданий, изготавливали наглядные пособия, благоустраивали сельские клубы, показывали малышам диафильмы, выступали с концертами и беседами.

Летом следующего года каждый коммунарский отряд взял с собой в Ефимовский район «Cпутник» – сводный отряд пионерского актива своих школ. В этой операции «ЛЕС» («Людям Ефимовских Сёл») участвовало уже свыше 400 человек. Здесь коммунары придумали и осуществили еще два типа трудовых операций (впоследствии также разошедшихся по всей стране): трудовые десанты (добровольное выполнение срочных заданий колхоза или лесничества с экстренным выездом или марш-броском по тревоге) и операцию «Первый памятник» (увековечивание имени всех жителей деревни, села, поселка, отдавших свою жизнь за Родину в годы Великой Отечественной войны).

К этому времени Фрунзенская коммуна достигла уже очень высокого уровня развития. В коллективе преобладал мажорный тон и стиль отношений, кипело творчество, проявлялась высокая степень ответственности. Осенью 1962 года Игорь Петрович, мечтавший о том, чтобы так работала вся пионерская организация, предложил вернуться к первоначальной идее и с помощью существующего ядра – шестидесяти коммунаров – организовать коллективную творческую жизнь во всех школах.

Но ребята отказались. Они побоялись раствориться в огромной массе обычных пионеров и потерять то, что стало для них смыслом жизни – свой маленький коллектив. Большинство взрослых – членов Ревкома – тоже не поддержали это предложение, считая поставленную задачу непосильной. В сложившейся ситуации И. П. Иванов принял решение уйти из КЮФ.

Фрунзенская коммуна, объединившись вокруг Фаины Яковлевны Шапиро, прожила ещё десять лет и самораспустилась.

Дополнительно с историей Фрунзенской коммуны Вы можете познакомиться:


Оставить  комментарий:

Ваше имя:
Комментарий:
Введите ответ:
captcha
[Обновить]
=