Игорь Петрович Иванов и коммунарская методика

кленовые листья

На главную

4-й летний лагерный сбор КЮФ (июнь 1962 года)

Дела на 1-м летнем лагерном сборе спутников КЮФа

Спутник «Алтай»

Работа на полях:

Тимуровская работа:

Работа с населением:

Работа внутри спутника:

Cпутник «Волга»

Спутник «Сибирь»

Внутри спутника:

Спутник «Днепр»

Спутник «Кавказ»

Работа в совхозе:

Работа с населением:

Провели у себя в отряде:

Спутник «Байкал»

Работа в совхозе:

Работа с населением:

Провели у себя в отряде:

Спутник «Урал»

Спутник «Балтика»

Работа (в Шибалово):

Общественные дела:

Внутренние отрядные дела:

Решение общего сбора «Попутный ветерок» Пионерской Коммуны Юных Фрунзенцев 2 июля 1962 года

1. Просить Районный Совет пионерской организации:

— организовать следующий летний лагерный сбор Спутников и Коммуны в колхозах «Журавлёво» и «Озерево»;

— провести 2-й летний лагерный сбор Спутников в течение 15 дней, а 5-й лагерный сбор Коммуны — в течение 10 дней.

2. Провести на Вырицкой базе Коммуны трехдневный лагерный сбор Коммуны 27-29 августа. На этом сборе устроить политбой. В течение лета каждый коммунар должен готовиться к этому политбою. На этом же сборе провести хорошую военную игру, спортивно-туристскую спартакиаду и составить план работы Коммуны в новом учебном году.

3. Коммунарским отрядам с сентября месяца собираться не реже одного раза в месяц (лучше всего в одно из воскресений). На этих однодневных сборах отрядов и федераций разрабатывать новые формы работы, обмениваться опытом, встречаться с интересными людьми. Использовать для таких сборов Вырицкую базу Коммуны.

4. Создать при Фрунзенском Доме пионеров школу горнистов и барабанщиков, где подготовить горниста и барабанщика для каждого спутниковского и коммунарского отряда.

5. Поручить Совету Коммуны ввести общую коммунарскую форму: пилотки красного цвета (дежурному отряду — синие пилотки), единые значки КЮФ, рубашки голубого цвета. Эмблему коммунарского отряда носить на левом рукаве.

Наказ-эстафета коммунарам и спутниковцам 1963 года

Мы, коммунары — участники 4-го летнего лагерного сбора Пионерской Коммуны Юных Фрунзенцев, продолжившие традицию работы в Ефимовском районе (операция «Маяк»), обращаемся к вам — участникам 2-го летнего сбора Спутников Коммуны и 5-го летнего лагерного сбора КЮФ — с призывом:

I. Сделать лагерный сбор Спутников и лагерный сбор Коммуны настоящей боевой школой пионерского актива, пионерских вожаков. Для этого:

II. Продолжить и развить дружбу фрунзенцев и ефимовцев. Для этого:

III. Крепить дружбу и взаимную помощь всех восьми Спутников Коммуны. По окончании сбора Спутников присвоить звание «спутниковец» тем ребятам и взрослым, кто не имел этого звания и хорошо подготовился быть организатором дел в школе.

IV. Этот наказ пустить эстафетой по всем лагерям спутников Коммуны, прочитать на линейках в первый день сбора, а главное — выполнить!


Дорогие друзья!

Желаем вам напряженной, кипучей творческой работы!

Да здравствует наша славная ордена Ленина пионерская организация имени Владимира Ильича Ленина!

Да здравствует наша родная Фрунзенская Коммуна и её спутники!

Смело и бодро вперёд!

Победа во что бы то ни стало!

Коммунары — участники 4-го летнего лагерного сбора Коммуны и 1-го летнего лагерного сбора спутников Коммуны
2 июля 1962 года
лагерь Коммуны близ деревни Поток («город Гайдар»)

Очерк о лагерном сборе

По составу участников 4 летнего лагерного сбора. Много взрослых ребят (как правило, 7-8-9 классы), большинство из которых, как правило, никогда не были пионерским активом. Ребята во многом сложившиеся. Всё это наложило определённый отпечаток на характер работы коммунаров.

Состав отрядов школ: 306 школа — взрослые ребята в подавляющем большинстве, 325 и 313 школы — разновозрастные. Всего 76 человек: 55% — мальчики, 45% — девочки.

Начало сбора. Трудности работы в новых условиях. Данный сбор качественно отличался от предшествующих сборов Коммуны.

Если на предыдущих сборах в сложившийся, высокоорганизованный коллектив вливалась небольшая группа новых ребят, то теперь в разношерстную, обычную группу из 76 человек входили 2-3 коммунара. Переработать такую массу «свеженьких» можно было, только имея большой опыт организации, разнообразных форм работы с пионерами. Мне кажется, что такого опыта у нас, коммунаров, было очень и очень мало. Но то малое, что мы приобрели, работая и учась в Коммуне, оказалось достаточным для создания крепкого, боеспособного, живущего по справедливым Коммунарским законам коллектива. Это, конечно, лишний раз показывает силу и гибкость Коммунарской методики организации коллектива.

Коллектив спутника «Байкал», конечно, не коммунарский отряд, не коллектив пионерских вожаков, организаторов интересных дел в дружине в целом. Стать таким — это, безусловно, вторая ступень развития нашего коллектива. Но то, что многие из ребят впервые увидели красоту повседневного труда, труда нужного товарищу, нужного Родине, то, что каждый из них увидел и почувствовал радость, когда собственными руками украшал окружающую жизнь и многому научился сам (будь то работа костровым, кашеваром, на поле, в творческом объединении) — всё это делает наш коллектив во многом отличный и во времени и в содержании от обычных лагерных и школьных коллективов ребят. Безусловно, добрая половина ребят из нашего коллектива возглавит работу пионерских дружин школ, станет настоящими, знающими новые формы организации и работы пионерскими вожатыми.

Такой путь подготовки пионерского актива быстрее по времени, качественнее, но намного сложнее и, безусловно, труднее по физической и моральной отдаче для организаторов сбора.

Участие Коммунаров в организации коллектива спутника «Байкал». В спутнике «Байкал» работало три коммунара: Шура Вознесенская, Нина Григорьева, Игорь Ефремов. Восемь человек были на предыдущих лагерных сборах.

Соотношение сил удручающее. Обстановка работы в новых условиях, отличных от жизни в коммунарском коллективе, сама география расположения лагеря — всё требовало от коммунаров, знающих и умеющих работать по-коммунарски, большой, напряжённой, творческой работы. Многое из старого багажа надо было по ходу жизни пересмотреть, изменить по обстановке, творчески подойти к новым проблемам, просто быть лично трудолюбивым, волевым, знающим.

В этих новых, специфических условиях и проявились наши сильные и слабые стороны, наша подготовленность к разнообразным условиям работы, воля и закалённость.

Надо сказать, что коммунары выступали на сборе как организаторы коллектива не в единственном числе — залог успеха во многом связан и естественен благодаря большой помощи в организации дел и личном участии в жизни спутника наших взрослых товарищей — учителей. И если в начале сбора участие некоторых из них в напряженной жизни спутника ограничивалось наблюдением со стороны, то к концу сбора они, безусловно, вошли в ритм дел и своим опытом помогли в формировании коллектива отрядов. А если бы с самого начала мы вступили в борьбу единым строем — было бы намного легче и проще.

Таким образом с самого начала лагерного сбора работа была направлена на создание коллектива спутника в больших и малых делах. Шура и Нина, выросшие в «воспитанные» в Коммуне, приученные к работе с организованным коллективом, как правило, по возрасту младшим их, здесь столкнулись с совершенно новыми проблемами: как найти ключ к сердцу ровесников, ничего не знающих о коммунарской жизни, зачастую просто трудных ребят (а таких в нашем спутнике было примерно 40%), как потребовать, поощрить и наказать, как научить?

Естественно, в первые дни девчонки просто сдали: ничего не получалось. Для меня эти дни были не менее трудны — надо было поставить город «Байкальск» (выяснилось, что палатки никто ставить не умеет), организовать пищеблок, туалеты и пр., и пр., и пр. Так что на чистую педагогику времени не хватало, и вся почти работа по организации творческих дел легла на плечи девчонок. Одновременно много сил уходило на работу с некоторыми учителями…

Интересно, как каждый из них искал в этой сложной, чрезвычайно интенсивной жизни своё место, место коммунара-вожака.

Безусловно, большую роль в процессе становления сыграли индивидуальные качества ребят-коммунаров.

Но что особенно бросалось в глаза — это их малые знания, будь то техника, литература, живопись и т. д., а организаторам надо быть, по крайней мере, на пол головы выше большинства ребят в знании. Мало быть хорошим организатором, уметь говорить и вливаться в дело, надо много знать, уметь разнообразные знания вложить в конкретную форму организации. А девчонкам хватало первого (иногда с избытком), но как скудны были их знания. От этого страдала и организация (пример — вечер поэзии).

Девчонки привыкли быть командирами в Коммуне. И здесь они встали в позицию начальства. Ребята такой тон не приняли и просто, зачастую, не выполняли их приказы. Немалую роль в нарушении приказаний сыграла и нетребовательность девочек (выход в поле). Для них это было преступлением: «Как так! Приказ не выполнен!» (Шура). И зачастую голос командира-товарища у них (девчонок) срывался в крик на ребят (построения). Это, кроме озлобления ребят, ничего не дало. Мне ежедневно приходилось беседовать с Ш. и Н., вместе искать пути решения той или иной задачи.

Мы пришли к выводу, что именно непосредственное участие в деле, вместе с ребятами рядом и немного впереди поможет стать вожаками ребят. А чтобы повести ребят за собой, надо не только уметь работать, но и работать лучше многих. А Ш. и Н. зачастую не только не умели, но и не хотели работать.

Так на повестку дня встал вопрос № 1 — личный пример, беспрекословная требовательность.

И Шура не смогла найти той середины, которая помогла бы ей встать во главе большого, трудного коллектива. Столкнувшись с трудностями, она растерялась. Правильных выводов не сделала, не смогла перебороть в себе ненужную гордость. Убедившись, что начальственный тон не помогает делу, она стала заигрывать со старшими ребятами; последние вообще перестали прислушиваться к голосу вожатой. В течение всего лагерного сбора Ш. лихорадило: то она с остервенением бросалась на работу, то просто уходила от всех дел.

И если бы не Н., было бы совсем трудно выиграть бой за коллектив. Н. очень ровно прошла через тьму трудностей. «Строгая» — прозвали её ребята. Но в этом слове больше уважения и любви, чем боязни. Мне кажется, что Ш. после лагерного сбора спутника, наконец, поняла причину всех неудач. А работать с ней, вообще, радость и большое удовлетворение.

Выводы:

1. Коммунар должен быть подготовлен к работе в любых условиях.

2. Коммунар много должен знать, уметь лично, своим примером вести за собой ребят.

3. Коммунар должен уметь быть не только руководителем коллектива, но и рядовым.

4. Коммунар должен быть требователен к себе и товарищам, закалён и мужественен, морально и физически.

Коллективы школ (отряды) и их участие в жизни спутника. Отряды школ, участниц летнего сбора, естественно были разными и в возрастном и в «качественном» составе ребят. Бросалось в глаза наличие большого числа ребят случайно попавших в спутник, далёких от пионерской работы. В этом отношении очень характерен отряд 306 школы, где активистов было 2-3 человека. Тон в отряде поначалу задавала группа взрослых ребят (8-9 класс), приехавших «пожрать, поспать и поиграть». Работать с ними было очень трудно и вместе с тем радостно. Доставляет искреннюю радость видеть как хулиган, воришка становится настоящим другом, отзывчивым и честным пионером. По объективным причинам работа в нашем спутнике была далека от главной задачи сбора — воспитание пионерского актива. Мы из разношерстной группы разных ребят делали дружный, сплоченный коллектив. Красоту труда, его необходимость, дружбу, честность, творческую смекалку — вот что в течение лагерного сбора старались мы раскрыть ребятам, приобщить их к этим делам, научить делать самим и научить других.

Мы сделали дружные коллективы. Ребята полюбили наши огоньки, откровенные разговоры, полюбили новые коммунарские песни, научились ходить в разведку, быстро принимать решение и т. д.

Путь был труден, было сделано много ошибок, ибо приходилось придумывать, изобретать, решать загадки со многими неизвестными.

Мне сейчас хочется рассказать о том, как некоторые из ребят шли по этой трудной, суровой дороге жизни нашего спутника, о падениях и взлётах, о радости и горе, сомнениях и неудачах — как отковывался человеческий металл.

Саша Егоров (306 школа, 7 класс). Впервые я увидел его на весеннем сборе спутника. На первой торжественной линейке, в редеющем строю отряда 306 школы, облокотившись на стену, стоял маленький щупленький мальчуган. Вытянутое худое лицо, растрепанная причёска, жеваный костюмчик.

Вынос знамени он приветствовал покровительственным взмахом руки и возгласом: «Привет, мальчики!». Пришлось с линейки его выгнать. Казалось, мы расстались. Но очень скоро он дал о себе знать. Одному из парней стукнули в нос — это сделал Егоров.

Найти его было легко — весь спутниковский день он неотлучно находился на первом этаже — в спортзале. Видимо, эта возможность полазить по снарядам и привела его на сбор. Я много раз говорил с ним. К ребятам его не тянуло: «А что там делать, да ну их…» Мне, честно говоря, он понравился — какая-то необузданная сила, смекалка, смелость жили в этом пареньке рядом с хулиганскими словечками, развязанностью и кривлянием. А потом мне рассказала учительница, что Саша имеет приводы в милицию, дружит со шпаной. Дела спутника постепенно заинтересовали его. Так в разведке он собрал самые интересные сведения, в отчётном концерте выступил лучше всех.

И вот финал сбора — на «Попутном ветерке» вдруг встаёт Саша и говорит: «А с вами жить интересней! Теперь я понял, что надо жить не только для себя, но и для других». Это была уже победа! Сашу мы взяли на летний сбор. Мне подсказали, что Саша очень хозяйственный парень (мать у него работает завхозом), любит порядок. И мы решили рискнуть — назначили его боцманом (зав. хозяйством). Саше поручили продукты, хоз. инвентарь — всё хозяйство 76-ти человек. К новой должности он отнёсся очень серьёзно, в хоз. палатке был полный порядок, никто не мог войти в палатку без разрешения боцмана.

Парень втянулся в ритм жизни спутника, ему зачастую было легче многих переносить трудности жизни в лагере, работать он умел и любил. Но иногда скучал — тянуло похулиганить, подраться, на сборах он, как правило, молчал.

И вдруг. После ужина ко мне подходит Игорь Горюнов. Они жили с Сашей в одной палатке. «И. Н., а Сашка вор!» Мы подошли к их палатке. Саша был здесь. Я спросил его, правда ли, что он крадёт. «Ничего я не крал». Так в чём же дело, Горюнов? И вот Горюнов вытащил рюкзак Саши и достал из рюкзака альбом. Это был один из альбомов, которые мы привезли сельским ребятам. Я торопился. «Подойди ко мне завтра утром». Утром, когда я вышел из палатки, а вставал я раньше всех, Саша уже ждал меня. Я отозвал его в сторону. Было жалко смотреть на него — он стоял жалкий, поникший, слёзы навернулись на глаза. «Что будем делать?» Молчание. «И. Н. не надо говорить об этом на огоньке, больше этого никогда не будет».

Действительно этого больше не было и не будет. Когда выбирали коммунаров, Егорова Сашу назвали одним из первых.

На последнем откровенном разговоре: «Сашка стал как день и ночь. Сашу не узнать. Законный парень. Работяга. Молодец».

Он так изменился, что и мне трудно представить его прежним развязанным неряшливым Сашкой. Он изменился не только внутренне, но и внешне: собранный, аккуратный, опрятный, чистый. В отряде он один из первых. Сашка ещё до создания ракет стал во главе тимуровской команды двора. Он участвует в концертах (поёт). Его выбрали комиссаром ракеты. Саша лучший из первых в коммунарском отряде «Байкал». На последнем сборе Коммуны он ушёл раньше окончания сбора: «Мать больна, отец придёт с работы в 12 часов, надо что-то приготовить, братан (5 лет) бегает на улице».

Вот история Саши Егорова.

И. Н. Ефремов

Особенности характера работы в спутнике «Байкал»

Методика подготовки политграмотного, боеспособного, закалённого в делах коллектива пионерских вожаков до настоящего этапа заключалась в следующем: в небольшой коллектив коммунаров вливалась небольшая группа новых пионеров. То есть в сформированный коллектив, живущий по коммунарским законам, имеющий опыт работы, вооруженный новыми формами организации вливался другой ещё свежий коллектив ребят, но дух Коммуны с самого начала оставался довлеющим. Именно поэтому очень быстро (3-4 дня) через отрядные сборы, общие сборы и т. д. создавался боеспособный коллектив, причем высокая сознательность, политический смысл вливался главным образом через Совет друзей (у каждого отряда друг). Именно они служили тем первоначальным толчком, который помогал коллективу стать по-настоящему коммунарским.

Сейчас же (начиная с весеннего сбора) наступил качественно новый этап. Мы не отказались от первоначальной методики, но считая, что обучение и численный рост актива идет очень медленно, сделали попытку организации новой формы обучения актива.

Создание спутников Коммуны на весеннем сборе 1962 года и последующий летний сбор сделали очевидными качественные изменения в методике работы по созданию коллективов. Теперь уже маленькая горстка коммунаров (3-7 чел.) вливается в огромный, обычный пионерский коллектив. Это главное отличие.

Теперь основные коммунарские формы организации, такие как сбор отряда, общий сбор, откровенные разговоры приобретают новый качественно отличный смысл и форму. Общий сбор (огонёк) и отрядный сбор первоначально не имеют решающего воспитательного значения, как в Коммуне (слишком разношерстен и неподготовлен коллектив ребят). Опыт показал, что особенно важной и подчас первостепенной становится индивидуальная работа с ребятами. Именно такая схема — от человека к отрядному и общему сбору — оказалась наиболее жизненной.

Несколько изменилась и форма откровенного разговора. На первых порах, пока коллектив слаб, действенной оказалась такая форма как индивидуальный откровенный разговор (т. е. разбор по определенному событию). Видимо только при сплочении коллектива откровенный разговор обретает свой внутренний воспитательный смысл.

Политическая сознательность, высокая идейность и знание внутреннего содержания дела, в равной степени как и политическая учеба всегда были ахилессовой пятой Коммуны. И если раньше этот дух вливался взрослыми и жил в маленьком коллективе Коммуны, то теперь в качественно новых условиях как никогда остро встал вопрос — как поднимать сознание большой массы пионеров, как вливать чувство долга, сознательной ответственности в ряды ребят.

Мал круг коммунаров, ещё меньше круг взрослых. И здесь решающей становится роль комиссара, политического организатора масс пионеров. Наделённый большой ответственностью и правами он обязан своим знанием законов Коммуны, её боевого духа, разнообразных форм и методов работы, влить их в сознание каждого пионера (будь то индивидуальная работа, либо разговоры с группами ребят, выступления на отрядных и общих сборах).

Комиссар должен решительно вмешиваться и координировать решения Совета спутника и Совета отряда. Рассказать внутреннее содержание отрядных дел, их необходимость и значимость — долг комиссара. Проведение политинформаций, путешествий по карте мира, выпуск газет и боевых листков — дело комиссара. В новой схеме создания коллектива (человек — отрядный сбор — общий сбор), первоначальный толчок, первое звено решает индивидуальная работа комиссара.

И. Н. Ефремов



Оставить  комментарий:

Ваше имя:
Комментарий:
Введите ответ:
captcha
[Обновить]
=