Игорь Петрович Иванов и коммунарская методика

кленовые листья

На главную

КАЗАКИНА Мая Германовна

доктор педагогических наук, профессор

Образ жизни — коммуна

В ленинградской Фрунзенской коммуне, созданной в 1959 году тремя педагогами — И. Ивановым, Л. Борисовой и Ф. Шапиро, — в течение тринадцати лет складывалась и развивалась методика идейно-нравственного и одновременно творческого («в одном приеме», если воспользоваться выражением А. Макаренко) воспитания личности в коллективе.

Суть коммунарской методики в организации определенного образа жизни коллектива, где все основывается на началах нравственности и творчества. Образ жизни — это больше, глубже, содержательнее, чем организация коллективных творческих дел. Это конфликтные ситуации и смешные, грустные — разные истории в жизни коллектива и отдельных ребят, дела, общение, самодеятельные способы организации решительно всех начинаний, ценности коллектива и личности. Все так переплетено и взаимодействует, что рождается — не вдруг, не сразу! — коммунарское братство.

Естественно, что наибольшее распространение в жизни получили отдельные части — фрагменты и сюжеты этой методики. Но, как иногда выясняется, подготовка и проведение тех или иных творческих дел вполне могут уживаться с равнодушным отношением к людям. Или так: соблюдены все организационные ступеньки, от «разведки» до коллективной оценки, но само дело не переживается как свое, зовущее, необходимое, то или иное звание присваивается детям или коллективам без преодоления настоящих трудностей, нет у ребят острого чувства принадлежности к своему коллективу. В центре внимания нередко оказывается внешнее, видимое. В то время как внутренняя сторона — развитие коллектива во взаимосвязи с нравственностью, творческим ростом ребят — ускользает.

Никто не будет возражать, что ценность воспитательной методики в конечном счете измеряется приобретениями личности — нравственными и творческими. Такими, например, как мотивы и поступки, ценности и цели, идеалы и самооценка.

Личностный подход

Личностный подход — важное свойство коммунарской методики. Проявления бездушия, эгоизма, в том числе группового, всегда оценивались в коммуне как симптом опасной болезни. Проходила не одна баталия, где противоречие между пусть самым распрекрасным делом и человечностью в отношениях решалось в конце концов в пользу нравственной ценности: главное — «жить — ради улыбки товарища». Это и рождало радость творческого самовыражения в единстве с потребностью быть полезным людям.

Самоуправление (или соуправление, что, возможно, точнее) в коммуне, а точнее, самодеятельные, демократические способы жизни коллектива распространялись на все сферы его жизни, на всех людей, включая взрослых друзей коммуны. Самоуправление все меньше напоминало игру и больше всего требовалось в трудные, поворотные для коммуны времена. Отсутствие запретных тем, привилегированных лиц, честная и последовательная гласность, искренняя забота об общем деле — таковы черты и логика развития коммунарского самоуправления.

Коммунарское дело

Подчеркнем еще раз: нельзя говорить об отдельных частях коммунарской методики. Совет дела, например, выполняет свою функцию творческой лаборатории только в одном случае — если дело того стоит. Если оно имеет смысл для человека, для коллектива, для общества. Коммуна знаменита такими творческими делами, от которых дух захватывало и у детей, и у взрослых (порой у взрослых еще больше), и поэтому об их совместной работе можно без всякой скидки говорить как о настоящем сотворчестве. И еще — только тогда коллективный анализ-обсуждение будет работать на воспитание личности, когда «до того» многое произошло, совершилось, состоялись поступки.

Сегодняшним подросткам и старшеклассникам, согласитесь, мало приходится совершать поступков в своих пионерско-комсомольских коллективах. Думаю, это небезопасно для их нравственного здоровья.

Неотъемлемая составляющая коммунарской методики — лагерные сборы, на которых концентрируется вся жизнь коллектива. В ситуации сбора каждая минута требует либо обдумывания, либо решения, либо практического участия, либо оценки, наиболее интенсивно взаимодействуют дела и отношения, знания и поступки, творчество и общение. Здесь в отличие от обычной, событийно-разряженной жизни велики духовные и физические затраты (сбор этого объективно требует!), происходит переоценка ценностей, открывается что-то в себе и других, и в результате — нравственно-творческий рост человека. После лагерного сбора обязательно происходит скачок в развитии коллектива и личности.

Высокая цель

У коммунарской методики высокая цель — воспитание идейности. Коммунары — люди идей. Коммунарская жизнь — стремление к достижению по-настоящему трудных, усложняющихся целей, борьба за претворение в жизнь принципов служения людям, творческой самоотдачи. Заметим, что в этом смысл коллективного воспитания. Так задумывалось на заре социалистической школы: «Социалистическое воспитание, соединяя устремление к строению психических коллективов с тонкой индивидуализацией, приводит к тому, что личность гордится развитием в себе всех способностей для служения целому». Идейность, как говорили коммунары, — «умение повести за собой», «быть борцом», воспитать в себе «комиссарские качества», способность понять человека, душевность. Вот, пожалуй, самые главные черты коммунарства. Они формировались, определяли поведение по мере того, как каждым «присваивалась» общественно значимая цель — улучшать окружающую жизнь, бороться с недостатками в ней. Поначалу фрунзенцев увлекали необычная обстановка, сами творческие дела, добрые отношения, интересные взрослые. Но постепенно определяющим мотивом становилась общественно значимая цель. И что особенно важно — эта цель неизменно подтверждалась делами.

Дела КЮФа (коммуны юных фрунзенцев) в подшефном Ефимовском районе Ленинградской области, самоотверженная работа на стройках, полях, с сельскими ребятами, местными жителями. «Ефимия» — это все особые лагерные сборы — школа борьбы и преодоления.

Были такие звездные периоды в жизни коммунарского коллектива, когда общая цель осознавалась и переживалась как главная каждым и всеми вместе — детьми и взрослыми, выступала основным мотивом всех практических начинаний, усилий.

Было и по-иному. Как показывает опыт последователей КЮФа, ребята порой как бы застревали на непосредственном интересе. Или — поддавались чувству коллективной исключительности: «Мы не похожи на других, мы особенные». Тогда не спасали самые хорошие дела. Случалось и так, что высокие идеи служения людям оставались благими пожеланиями, не подтверждались в делах.

Подчеркнем: важны не любые дела, не всякая активность, а именно такие, где идея находит свое наиболее полное выражение. Для таких дел — обыденных, трудных — у коммунаров было обозначение — работа. И все ощущали отличие взрослого, без скидок, труда, нужного «другим людям», от творческих дел «для себя», для своего коллектива. Удовлетворение от работы, переживание дискомфорта, если ее нет, неутомимые ее поиски — все это типичные заботы коммунарской жизни.

Человечность

Обычно со словом «идеал» связывается что-то далекое, недостижимое. Здесь же все, весь уклад коммунарской жизни (творчество, самодеятельность, работа, отношения) позволяет ребятам проявить свои самые замечательные качества: мужество и сердечность, остроумие и принципиальность, широту знаний и преданность идее. Это поражало и самих коммунаров, и людей, впервые попавших в коммуну. Конечно, люди — они более всего удивляли, привлекали, привязывали. Вызывали восхищение и стремление быть таким, поступать так, т. е. возникали идеальные переживания большой побуждающей силы. Такие близкие идеалы — опора нравственно-творческого становления человека, особенно подрастающего.

В коммуне был открыт феномен «сосуществования идеалов»: один достаточно далекий — Фрунзе, Карбышев, Скуйбин… другой близкий — рядовой коммунар, сверстник, товарищ, но приближающий тот, далекий.

Коммуна открыла редкую возможность не только стремиться к идеалу, но и следовать ему. Такая ситуация побуждала к постоянному самовоспитанию, самообразованию, самосовершенствованию.

Человечность и все ее оттенки — взаимный интерес, искренность, взаимопонимание, забота друг о друге — и вместе с тем преданность высокой идее — все это шло «с головы», от руководителя коммуны — Фаины Яковлевны Шапиро. Отношения с этим необычным человеком были опорой в самом главном — умении жить по-человечески. Эти качества руководителя по законам коллективной прибавки распространялись, становились приметой коллектива. Неизвестно, какой была бы коммуна, если бы не Фаина Яковлевна. Можно сказать, что лидер — человечный человек — неотъемлемое свойство коммунарской методики.

Коммунарская жизнь, сложная и счастливая, раскрывала людей, заставляла ценить в каждом его неповторимость, уникальность. Взаимная любовь, братство рождали ощущение счастья. Конечно, творчество выявляло личность, привлекало к ней, но все же главным была обстановка внимания, дружеского участия, ценности каждого. Это побуждало к раскованности, свободе. Человечность была и мерой, и результатом нравственно-творческого роста всей коммуны и каждого в отдельности.

(«Учительская газета», 23 января 1988 года)

Оставить  комментарий:

Ваше имя:
Комментарий:
Введите ответ:
captcha
[Обновить]
=