Игорь Петрович Иванов и коммунарская методика

кленовые листья

На главную

МАКАРЕНКО Галина Стахиевна

Характер и культура

В 1927 году вместе с Антоном Семеновичем мы довольно часто бывали по делам в Харьковском Отделе народного образования у старшего инспектора детских домов. В «Педагогической поэме» Антон Семенович назвал этого инспектора Юрьевым. Он с большой теплотой тонко и верно создал образ этого искреннего и честного товарища. Звали его Юрий Васильевич.

Как-то после очередного посещения инспектуры я сказала Антону Семеновичу:

— Приятно иметь дело с таким человеком, как Юрий Васильевич, у него хороший характер.

Антом Семенович помолчал и ответил медленно с раздумьем:

— Пожалуй… я затруднился бы говорить о его характере. Характером у нас обычно называют те неудобные качества человека, которые как колючки, сухие сучки торчат во все стороны и мешают жить окружающим, ранят их. Можно ли это назвать характером? Нет, это обыкновенно недоделки воспитания. Они как занозы сидят в человеке, и ему тоже трудно с ними… А Юрий Васильевич — он хорошо воспитанный человек. Какой у него характер?… Я мало его знаю и не берусь судить.

Этот разговор я помню слово в слово потому, что он стал началом моего нового педагогического мышления.

С Антоном Семеновичем я прожила очень немного — всего 13 лет. Всё это время я работала вместе с ним… Но он, был так далеко впереди, что мне потребовались годы напряженного, неустанного труда над его наследием, чтобы преодолеть предрассудки, так называемой «традиционной», а по сути дела, идеалистической педагогики с ее мрачным фатализмом — «Каким в колыбельку, таким и в могилку». И почему-то считается обычно так: что во всем плохом — наследственность виновата. А ведь дети наследуют не только плохие, но и прекрасные качества своего далекого и близкого родства, своего народа. И задача коммунистического воспитания наилучшим образом воспользоваться всем богатством наследственных черт.

Закономерности этого нового раздела педагогической науки «о характере человека» Антон Семенович с особой глубиной раскрывает в очень небольшой по объему 8-ой главе «Педагогической поэмы». Глава эта называется «Характер и культура». Интересно отметить, что написана она в каком-то промежутке между 1925 и 1927 годами — почти 34 года прошло с тех пор.

Характер и культура в широком значении этих понятий, собственно говоря, ключевые вопросы теории и практики коммунистического воспитания, а для нас, педагогов, характер и культура — это предметы постоянных наших исканий, напряжений, заботы и цель всей нашей работы. Но и в личном плане это для нас, педагогов, вопросы далеко не сторонние: мы тоже не только «субъекты» — руководители, организаторы воспитания, но обязательно и «объекты» безостановочного самовоспитания, работы над собой, своим характером и культурой. Это необходимо уже хотя бы потому, что в постановке, в разрешении этой сложнейшей педагогической задачи чрезвычайно полезны и объективные наблюдения над другими, и субъективный опыт работы над собой.

Работа над своим характером — это очень увлекательное дело, дающее ощущение постоянного обновления личности. Искусство убирать вот эти самые «колючки» и «сухие сучки» в своем поведении и, может быть, особенно, в словах, если делать это постоянно и всерьез, везде и в семье, и в очереди, и на работе, с близкими и далекими дает большое удовлетворение. Это глубоко интимный процесс, поэтому чрезвычайно интересный, приобретающий сейчас особенное значение: бригады коммунистического труда и быта требуют высокой культуры личности и характеров.

Разработанная Антоном Семеновичем система организации единого воспитательного коллектива, организация жизни и быта воспитанников и методы педагогической работы и отношений с воспитанниками, это до мельчайших деталей проверенная в опыте методика становления и культивирования характеров. Причем, в сложную деятельность воспитания и самовоспитания широко вовлечены ребята, но хорошие результаты обеспечены только в том случае, если делать это без тени дидактизма, без излишнего морализирования, навязывания и нотаций, а, как назвал это Антон Семенович — по «методу параллельного педагогического действия». Совершенно очевидно, конечно, что стиль воспитательного учреждения и стиль отношения в коллективе взрослых имеют решающее значение: здесь необходимы единство, такт и вдумчивое размышление.

Дорогие товарищи! Я прекрасно знаю, что все эти проблемы, все вопросы составляют предмет Вашего неустанного труда и внимания, но в каждом деле, и в нашем труднейшем деле необходимо иногда как-то обострить, активизировать свое профессиональное самочувствие. Кстати сказать, это один из макаренковских методов работы с собой и с людьми. И мне хочется попросить вас, чтобы в мартовские «макаренковские дни», которые стали глубоко волнующей педагогической традицией, выбрали бы вы время и коллективно занялись исследованием небольшой этой главы — «Характер и культура». Там что ни фраза, то остро-политическая проблема сегодняшнего дня. Вот, к примеру, некоторые из них:

1) Значение активности или пассивности политических и социальных связей личности.

2) Вздорность, как причина и следствие слабых социальных связей человека.

3) Социальные связи героической личности в народном творчестве.

4) Единство сознания и поведения.

А такая, например, тема: высокая и всесторонняя образованность человека и культура его характера. Разве не бывает, что из блестящей такой оболочки в семье, в быту выползает взъерошенный хамик? И в то же время, знания этого человека нужны и очень полезны обществу? В чем причина разрыва в жизни такого человека?

Или вот — Что такое характер и каким он должен быть?

Эту тему полезно предложить ребятам, только надо, чтобы они сами работали. Создать небольшое бюро из культурных и развитых ребят, пусть говорят, думают, спорят и пишут, подбирают материалы из прочитанных книг. Задача бюро заинтересовать, привлечь побольше участников даже из самих глухих уголков. Для начала надо найти живую связь с событиями в ребячьем коллективе или в общественной жизни. Только поменьше опеки и без команды, без преждевременных публикаций в вашей прессе. По тому же методу «параллельного педагогического действия»: педагоги все продумали, знают, что и для чего делают, невидимо для ребят руководят всей работой, а ребята знают только то, что им необходимо, что они должны знать и убеждены, что делают всё сами.

Чем отвлеченнее поставлена в таком случае тема о «характере вообще» тем свободнее ребята выскажутся и тем интереснее будет полученный материал: ведь по законам диалектика такие «отвлеченные рассуждения» ребят дадут совершенно конкретные представления об их идеалах, стремлениях, характере социальных связей, по сути дела о направлении и тенденциях их мировоззрения. Какой это практически ценный материал!

Надо не упускать из виду, что эта работа тоже носит характер известного интима и требует большой деликатности и чуткости.

Ну что же, дорогие товарищи, от души желаю вам успехов в работе, побольше непосредственного общения с ребятами, участия в их жизни и педагогического мастерства. Когда я думаю о профессиональном мастерстве, мне приходит на память один эпизод, о котором рассказывает в своих воспоминаниях Федор Иванович Шаляпин. Однажды он спросил у знаменитой актрисы Рыжовой Варвары Николаевны, как достигла она своей совершенной актерской игры. Варвара Николаевна удивленно посмотрела на него и сказала: «Разве я играю, да какая я актриса, я просто хожу по сцене, живу и все!» Так ответить может тот, кто и жизнь, и талант, все отдал любимому делу. Но совершенно ясно, как бы искренне не жила актриса в своей роли, она каждое мгновение ощущает, что это сцена, а в тихом зале — зрители. В этом сила искусства, это тоже сложнейшая закономерность метода «параллельного действия», глубоко-творческого метода, который требует высокой принципиальности, культуры и неугасимого уважения к людям.

Педагогическая деятельность, несомненно, где-то смыкается с творчеством артиста; это тот же круг вопросов: культура, раскрытие людских характеров, их отношений и сложнейшие психологические комплексы. Пожалуй, только, у педагогов ещё сложнее и ответственнее: в наших руках судьбы, жизнь, счастье миллионов людей.

Антон Семенович — признанный новатор в совершенстве владел труднейшим мастерством: он искренне, просто жил одной жизнью с ребятами, но всегда был на вершине своего призвания и долга учителя — воспитателя — созидателя новой культуры и характеров.

1960 год

(из материалов Ленинградского Макаренковского Мемориально-методического центра)

Оставить  комментарий:

Ваше имя:
Комментарий:
Введите ответ:
captcha
[Обновить]
=