Игорь Петрович Иванов и коммунарская методика

кленовые листья

На главную

ИВАНОВ Игорь Петрович

доктор педагогических наук, председатель Макаренковской секции Ленинградского отделения Педагогического общества РСФСР

Макаренко и современность

Вспомним, что беспокоило автора «Педагогической поэмы»: нового человека по-новому воспитывать нужно. А как?

Удивительный, на первый взгляд, совершенно непонятный факт. А. С. Макаренко, окончивший с золотой медалью Полтавский учительский институт, уже зрелым педагогом, приняв колонию, снова – зимой 1920 года – обратился к литературе по воспитанию, к трудам великих ученых, и приходит к выводу: «в моих руках никакой науки нет и никакой теории нет, теории нужно извлечь из всей суммы реальных явлений…»

Значит, ни один из тех ответов на вопрос, как воспитывать, которые давались в прошлом, не соответствовал целям коммунистического воспитания. Значит, никогда раньше воспитательный процесс не строился так, как его начали строить А. С. Макаренко и его единомышленники.

Коммунистическое воспитание в Полтавской, а затем в Харьковской (Куряжской) колонии и в коммуне им. Дзержинского и было воспитанием подростков в общем деле, в общей самоотверженной заботе об улучшении жизни окружающих и своей собственной.

В заботе практической… Начиная с охраны учащимися леса и дороги, с разрушения самогонных аппаратов, создания образцового сельскохозяйственного производства при колонии, театра, рабфака. Воспитанники Макаренко прошли через «завоевание Куряжа и расцвет Харьковской колонии». Им стал по силам выпуск (впервые в нашей стране) электросверлилок «ФД», освободивший Советское государство от импорта этих изделий и фотоаппаратов «ФЭД».

В заботе морально-познавательной: подростки формировались в обстановке постоянного взаимного внимания, их воспитывали добрым словом, показом и рассказом, игрой и шуткой, воспоминанием и мечтой, красотой традиции, критикой и самокритикой, справедливыми требованиями, готовностью и привычкой делиться самым необходимым, знанием, советом, умением, интересом. И все это – в повседневном товарищеском общении.

В заботе организаторской вместе думали о том, что и как сделать на общую пользу, думали и вместе строили «систему радостных перспектив»: ближних, средних и дальних, увлекая и проверяя товарищей, оценивали сделанное и извлекали урок на будущего. Воспитание шло в руководстве сводными отрядами (их Макаренко называл лучшим изобретением горьковцев), в работе совета командиров и комсомольской ячейки, выпуске «многометровых» стенных газет, в боевом соревновании, но больше всего – на ежевечернем общем собрании в этом высшем органе коллективной жизни.

Только такая общая забота превращает группу воспитателей и воспитанников в коллектив с его ядром – из старших. Основа, суть коллектива – отношения воспитателей и воспитанников как старших и младших товарищей по общей творческой заботе.

Высказал ли Макаренко мысль, в которой обобщено действительно главное в его опыте, выкристаллизовано богатство всех страниц «Педагогической поэмы», «Флагов на башнях», «Марша 30-го года»? Да, высказал.

В главе «Работа воспитателей» книги «Методика организации воспитательного процесса» Антон Семенович определил сущность этой работы, этой методики следующим образом: «Перед коллективом воспитанников воспитатель должен выступать как боевой товарищ, борющийся вместе с ними и впереди них за все идеалы классного советского детского учреждения. Отсюда вытекает и метод его педагогической работы. Это педагог должен понимать на каждом шагу».

Действуя вместе с воспитанниками и во главе их, воспитатель развивает внутреннее, личностное отношение к себе как старшему товарищу, воплощает свое внутреннее, личностное отношение к воспитанникам, как к младшим товарищам, которые могут (товарищеское уважение!), а потому должны (товарищеская требовательность!) улучшать окружающую жизнь и себя. В общей творческой деятельности возникает и крепнет товарищеское уважение и требовательность воспитанников друг к другу (и каждого к себе), их уважение и требовательность к воспитателям как к старшим товарищам.

Непрерывное развитие, усложнение общей творческой заботы воспитателей и воспитанников (извлечение сообща уроков на будущее из сделанного, а это новые радостные перспективы) – закон движения коллектива вперед, выдвинутый А. С. Макаренко.

Боевой, творческий характер такой заботы – основа дисциплины борьбы и преодоления. Постоянство такой заботы – источник традиций чести и красоты коллектива. Духовная красота и успешность такой заботы – генератор радостного, уверенного, мажорного тона жизни коллектива.

Только в такой заботе осуществляются в теснейшем единстве все звенья коммунистического воспитания: воспитателями воспитанников (не только открытая, но и незаметная, что очень важно!), самовоспитание учащихся – личное и взаимное (сверстников, старших и младших); самовоспитание воспитателей – личное и взаимное (сверстников старших и младших); воспитание воспитателей их воспитанников.

Только в такой заботе сливаются воедино все части коммунистического воспитания: прежде всего идейно-политическое, нравственное и трудовое, а также умственное, физическое, эстетическое. Только в такой заботе формируются и крепнут коммунистические убеждения и чувства, идеалы и потребности, способности и черты характера, растут люди, способные и привыкшие «отдавать свои силы, свою работу на общее дело».

Все это не фантазия, не кабинетная теория. Все это было у Макаренко. Вспомним любое общее дело, осуществленное горьковцами и коммунарами–дзержинцами: преображение бывшего имения Требке или театр, «завоевание Куряжа» или «Марш тридцатого года», крымский поход или создание и работу завода «ФЭДов».

Конечно, далеко не все, что делали макаренковцы в 20-30-х годах, нужно и можно делать в наше время. Но главное остается и развивается – в передовом опыте, в лучшие периоды, в «звездные часы» жизни каждого воспитателя. В опыте проблемного обучения, пятой трудовой четверти и третьего студенческого семестра. В работе красных следопытов. В деятельности школьных и внешкольных, училищных и вузовских научных и технических обществ, конструкторских бюро, художественных коллективов, объединений друзей природы, общественных лесничеств… В деятельности театров, музеев, лекториев, клубов, интернациональной дружбы. В жизни межшкольных производственных комбинатов, в трудовых операциях. В коллективном планировании жизни октябрятской группы и пионерского отряда, группы продленного дня, клуба по месту жительства и пионерского штаба – с разведкой дел и друзей, общим сбором-стартом, советами дел… В чередовании творческих поручений звездочкам и звеньям, бригадам и отрядам. В комплексных коллективных творческих делах, таких, как «Город веселых мастеров», «Звездный марш-поход», «Смотр дружбы»

Во всех этих и многих других общих делах и поисках продолжает жить и пробивать дорогу воспитание в общей творческой заботе, «педагогика будущего и настоящего».

Конечно, «педагогику будущего» строил не один Макаренко. Ее строили и строят новые и новые поколения бойцов всех участков великого фронта коммунистического воспитания. Но Макаренко был одним из тех, кто создавал фундамент этой педагогики.

Мало того, именно в нем и только в нем, неразрывно соединились черты вдохновенного и неутомимого практика (учителя, воспитателя и руководителя), глубокого теоретика и мастера художественного слова. А. С. Макаренко – и в этом его своеобразие – практически осуществлял по-новому, по-коммунистически, воспитательный процесс, обобщал новый опыт и воплощал его в художественных образах. И всем этим – практикой, теорией, средствами искусства – боролся.

Почему нет почти ни одной главы «Педагогической поэмы», где не появлялись бы противники его опыта, его мыслей?

Потому что и во времена Макаренко были широко распространены, и в наши дни еще чрезвычайно живучи традиции, которые складывались и господствовали веками, – традиции одностороннего подхода к воспитательному процессу как процессу передачи воспитанникам готового опыта (политического, познавательного, трудового и т. д.) и усвоения ими этого опыта. Считается, что задача, дело воспитателей – отрыто учить воспитанников; задача дела воспитанников – учиться у воспитателей (под их систематическим воздействием или «свободно»).

Но ведь для того, чтобы воспитывать нового человека, этого мало! Нужно сообща строить новый общественно-необходимый опыт, соединять его с прежним и обмениваться им.

Воспитателям нужно не только учить, но и учиться, воспитанникам нужно учиться не только у воспитателей, но и самим, но и вместе с ними, нужно учить друг друга, учить младших! И все это можно совершать успешно только, повторяю, в общем деле – вместе улучшая окружающую жизнь, вместе думая над тем, как это сделать. Это-то и поняли А. С. Макаренко и его единомышленники.

Поэтому-то они и не захотели, не смогли воспользоваться педагогикой прошлого, которая вся была – в разных вариантах – «педагогикой передачи и усвоения». Потому-то и сейчас те, кто вольно или невольно понимает и осуществляет воспитательный процесс как процесс только или по преимуществу передачи воспитанникам готового общественно-необходимого опыта (теперь уже в варианте чрезмерной опеки, деятельности организуемой для воспитанников, с участием выборного актива), не могут и не хотят воспринимать и осознавать главное у Макаренко.

УЧИТЬСЯ у Макаренко – это значит все более сознательно, дружно, настойчиво преодолевать традиции «педагогики чрезмерной опеки», всемерно развивать другие традиции – комплексного подхода к воспитанию. Это значит понимать и осуществлять воспитательный процесс как многосторонний и единый процесс всестороннего развития целостной личности строителя и гражданина коммунистического общества.

Следовать Макаренко – значит вместе со всеми воспитанниками и во главе их всматриваться в окружающую жизнь, искать в ней то, что можно и нужно сделать для его улучшения, то, чему и как лучше учиться для этого.

Учиться у Макаренко, следовать Макаренко – значит изучать, творчески применять, дружно и неутомимо строить дальше «педагогику общей заботы».

(«Ленинградская правда», 12 марта 1978 год)



Оставить  комментарий:

Ваше имя:
Комментарий:
Введите ответ:
captcha
[Обновить]
=